Leica: легенда, или реальность?

Почему фотографии, сделанные Лейкой такие особенные?

В давние плёночные времена, когда моя старшая дочь была ещё маленькой, мы играли в такую игру: я выкладывал на просветный столик стопку слайдов и предлагал ей выбрать те, что больше нравятся. За исключением нескольких случаев, она безошибочно выбирала фотографии, снятые объективами Лейка М, или Карл Цейсс. Определённо, в них было что-то такое, что было видно совершенно фотографически непредвзятому девятилетнему ребёнку. Я тоже видел эту разницу, более того, мог даже отличить Лейку от Цейсса. Однако, у меня заняло десять лет разобраться в том, что же делает фотографии, снятые Лейкой, такими “особенными” по сравнению со снимками, сделанными любой другой оптикой.

Причина, по которой мне это явление кажется важным, заключается в том, что среди самых знаменитых фотографий ХХ века, количество снятых дальномерными камерами Лейка М непропорционально большое. Так же не стоит забывать, что все эти великие фотографии (а так же, многие те, которым не посчастливилось оказаться в хит-параде “лучших из лучших”) оказались такими замечательными, несмотря на не самую дружественную эргономику дальномерного дизайна. В отличии от зеркальных камер, позволяющих видеть кадр через объектив, видоискатель Лейки М такой возможности не даёт. Я уж не говорю об отсутствии автофокуса, объективов в переменным фокусным расстоянием и автоматических режимов экспозиции.

Конечно, предположить, а уж тем более заявить, что у Лейки есть специальная секретная кнопка “шедевр”, было бы полным абсурдом. Следовательно, должно быть какое-то более научное, или, по крайней мере, логическое объяснение этого явления. Я считаю, что такое объяснение существует. Только, вот, если вы ждёте единственного ответа, у меня для вас плохая новость: его нет. Более того, если фотография сделана Лейкой, это совершенно не значит, что она будет выглядеть “по-леечному”. Это может произойти лишь в двух случаях: либо если фотограф знает, как использовать уникальные свойства леечной оптики (да, такие имеют место быть), или если звёзды сойдутся (то есть, если просто повезёт, как новичку в преферансе). Причин, по которым фотографии, снятые Лейкой, выглядят не только по-особенному, но еще и приятнее глазу, чем  остальные, несколько. Некоторые из них, в частности, небезызвестное “леечное свечение”, характеристический расфокус и “живые” цвета, идентифицировать нетрудно. Другие же не так очевидны. Некоторые даже к оптическими свойствами объектива никак не связаны. Мы обсудим их все по-порядку, но сначала разберёмся, в чём особенности леечной картинки, что в ней есть, чего нет, и чем она отличается от всех остальных.

L9990213
Рис. 1 Leica M8, Summilux 1.4/35 ASPH, 1/60, ISO640

Во-первых, то, как оптика Лейки (а так же, некоторые Цейссовские объективы) “рисует” картинку, далеко от реальности. Как вы думаете, почему на неё так приятно смотреть? Потому что то, что на ней оказалось, выглядит лучше, чем в жизни. Дело в следующем: помните, как вы впервые надели поляризующие солнцезащитные очки? Только что перед вами было слепяще яркое небо с едва заметными облаками, и тут вдруг бац, и внезапно небо стало синим, а трёхмерные облака наполнились затейливыми тональными переходами, и вам даже не нужно щуриться, чтобы всё это увидеть! Это выглядит реалистично? Ни капельки. А правдоподобно? Вполне. А почему? Потому что вам хочется, чтобы оно так выглядело. Мы, представители вида Человек Разумный, падки до красоты. Мы любим, когда красиво, потому что от этого нам становится хорошо. Только что, в данном случае, это самое “хорошо” означает? Как через поляризованные очки, мы видим больше с меньшими усилиями. Приведу ещё один, даже более драматичный пример: когда вы, наконец, поняли, что не стоит дальше считать, что вам продолжают быть не нужны очки для чтения. Вы надеваете их, и лавина крошечных деталей чуть ли не сбивает вас с ног. Эффект от леечной картинки во многом похож на нечто вроде поляризованных очков для чтения: высокий контраст, потрясающий уровень детализации там, где это нужно, приятная мягкость в областях, где особое внимание не требуется, и способность без усилий видеть весь тональный диапазон. Всё это вместе делает картинку трёхмерной, почти ощутимой. Всё, что нужно сделать – это влезть в неё пальцами и вынуть особо понравившуюся штучку.

Кстати, разница между Лейкой и Цейссом в том, что леечная картинка кажется глубокой, в неё хочется войти (Рис.1), а цейссовская – что-то вроде плоской поверхности, на которой реалистично лежат трёхмерные предметы (Рис. 2).

Leslie-Oranges-20x30
Рис. 2 Contax N Digital, Carl Zeiss 1.4/85 T*

Итак, что это за факторы, благодаря которым изображение выглядит так по-особенносу?

Начнём с очевидного.

Боке. или расфокус по-леечному

Модное японское слово “боке” означает, всего лишь, “область расфокуса позади точки фокусировки”. У оптики Лейки мягкий, приятный глазу расфокус, в котором блики превращаются в круглые, или близкие к круглым, пятна ровного тона (Рис. 3). Такое боке называется нейтральным. Некоторые объективы превращают блики в круги, более яркие внутри, чем по окружности. Это так называемое положительное боке, и выглядит оно вполне пристойно. В принципе, дискутировать на тему, какое боке лучше – нейтральное, или положительное, смысла нет, потому что это исключительно вопрос эстетического предпочтения. Однако, если блики в расфокусе ярче по краю, чем в центре – это отрицательное боке. Оно наблюдается у большинства зумов (за исключением Лейки) и низкокачественных объективов с постоянным фокусным расстоянием. Экстремальным частным случаем отрицательного боке являются зеркальные объективы, превращающие блики в натуральные бублики. Я ещё не встречал человека, которому было бы приятно смотреть на отрицательное боке.

l1000486

Рис. 3 Leica SL, Noctilux 1.0/50, f/1б 1/125, ISO1600

Если диафрагма объектива слегка прикрыта, вступает в силу ещё один фактор – количество лепестков диафрагмы и, как следствие, форма отверстия. У леечных объективов, как минимум, девять лепестков, что делает отверстие почти круглым (правда, у некоторых объективов лепестки специально имеют такую форму, чтобы отверстие было похоже на круглую шестерёнку с тупыми зубчиками). Отверстие диафрагмы с меньшим количеством лепестков представляет собой многоугольник. Это не значит, что боке от этого обязательно станет хуже: знаменитый объектив Hasselblad Carl Zeiss Planar 80mm f/2.8 CF имеет всего пять лепестков диафрагмы, но его боке одно из самых красивых.

Расфокус перед зоной резкости сильно отличается от боке и, как правило. совсем не так приятен глазу. Причина этому – невозможность скорректировать объектив для мягкого расфокуса “в обе стороны”. Поскольку первый план обычно важнее остальных, фотографические объективы корректируются для заднего расфокуса. Объективы для проекторов и фотоувеличителей корректируются в противоположную сторону. Разумеется, и здесь не без исключений. Например, Carl Zeiss Distagon 55mm f/3.5 для Contax 645AF имеет одинаково красивый расфокус по обе стороны от зоны резкости.

Ещё одно важное отличие леечных и цейссовских объективов – это их способность сохранять тональные значения в расфокусе, особенно в яркой части спектра. Объективы же худшего качества обычно “выбивают” детали в светах. Высокий динамический диапазон немецкой оптики обусловлен использованием особых составов стекла, которые, разумеется, держатся в секрете.

Этот загадочный микроконтраст

Леечные объективы, по крайней мере, современные, очень контрастны. Это означает, что на фотографии сюжета с  полным тональным спектром, белое выглядит белым, а чёрное чёрным. Однако, в природе существует масса объективов других фирм, которые делают то же самое, но за куда меньшие деньги (если вы не в курсе, леечная оптика просто неприлично дорогая). В чем же разница? Оптика Лейки, кроме высокого общего контраста, обладает высоким микроконтрастом (пластичностью), то есть, способностью регистрировать очень близкие тональные значения в данной цветовой палитре. Именно, благодаря высокой пластичности, цвета кажутся “живыми”, тональные переходы плавными, что вместе складывается в ощущение трёхмерности изображения (Рис. 4).

L1080936
Рис. 4 Leica SL, Noctilux 1.0/50, f/1. ISO3200

Важно понимать, что микроконтраст и краевая резкость – совершенно разные вещи, визуально проявляющие себя независимо друг от друга. Поэтому картинка, снятая объективом с хорошей пластикой будет казаться приемлемо резкой, даже если она немного не в фокусе.  Именно поэтому хорошие портретные объективы так деликатны с текстурой кожи, потому что рисуют мягко, и, в то же время, делают картинку трёхмерной, на которой губы и глаза кажутся живыми. Например, Summicron 90mm f/2 Pre-ASPH (последний неасферический объектив этой серии) и Noctilux 50mm f/1 обладают этими свойствами.

Пластичность объектива обратно пропорциональна (возможно, не строго, но по порядку величины) количеству элементов в объективе. Причиной этому является то, что линза имеет две поверхности, каждая из которых является источником внутренних отражений и переоторажений. Меньше отражений – выше контраст без дополнительных мер по его усилению. Вот почему в сложных оптических системах с переменным фокусным расстоянием так сложно добиться высокого микроконтраста. Классические объективы системы Leica M, с другой стороны, имеют сравнительно простые оптические формулы. Дело в том, что конструкция любого объектива, предназначенного для зеркальной системы, имеет минимум два дополнительных элемента, которые удлиняют рабочий отрезок. Рабочий отрезок – это расстояние между задней частью крепления объектива и сенсором. В зеркальных камерах он должен учитывать наличие зеркала, поэтому объектив невозможно расположить в соответствии с его нативным рабочим отрезком. Беззеркальный дизайн Лейки М не имеет этого ограничения, что позволяет делать объективы меньше, легче и, что самое важное, с оптическими свойствами, делающими изображение столь приятным взгляду.

Нужно отметить, что объективы зеркальных систем Leica R и особенно Contax C/Y (Carl Zeiss)б как с постоянным, так и с переменным фокусным расстоянием, имеют высокий микроконтраст (Рис. 5), благодаря особому многослойному покрытию, состав и технологию нанесения которого обе фирмы держат в секрете, в том числе, друг от друга.

L1060460
Рис. 5 Leica SL, Vario-Elmar-R 4/35-70 ROM

В этом месте стоит признаться, что утверждение “этот объектив имеет высокий микро-контраст” не совсем корректно. Леечные объективы способны создавать изображения с высоким микроконтрастом, если все возможные источники паразитных внутренних отражений сведены к минимуму. Это означает следующее:

  1. Бленда всегда должна быть на объективе. Она защитит объектив от лучей, падающих под острым углом к поверхности. Именно такие лучи особенно любят переотражаться.
  2. Светофильтрами пользоваться стоит только в случаях, когда они действительно необходимы. Фильтр – это две дополнительные оптические поверхности, и каждая из них может отражать с обеих сторон. Никогда не надевайте ультрафиолетовый фильтр “для защиты”, если для этого нет реальной причины, то есть, источников интенсивного ультрафиолетового излучения вроде высокогорья, или открытой воды. Так же бывают случаи необходимости физической защиты, например, когда вы дразните верблюда и фотографически документируете его реакцию.

Даже в этом случае высокий микроконтраст изображения не гарантирован. Стерео-эффект возможен только при определённом освещении: самый лучший для этого свет должен быть мягким и направленным (обратите внимание, насколько фотография балерины (Рис. 4) более трёхмерна, чем продавщица Барби на Рис. 3.

Итак, пластичность объектива обнаруживается в высоком микроконтрасте фотографии мягким, контрастным и направленным светом, когда возможность внутренних отражений сведена к минимуму. Микроконтраст нельзя путать с измеряемой резкотью (которая есть ни что иное, как разрешающая способность). В некотором смысле, пластичный объектив имитирует человеческое визуальное восприятие: мы видим всю картинку целиком, а не её отдельные крошечные детали по отдельности. Изображение кажется нам реалистичным, когда в нём присутствует цветовая гармония и объемная глубина. В этом, между прочим, и причина, почему Лейка никогда не лидирует по количеству мегапикселей в сенсорах своих камер. Ей это просто не нужно: леечные картинки воспринимаются как более реалистичные не потому что в них видна каждая деталь, а потому что Лейка воспроизводит тональные переходы так, как их видит человеческий глаз.

Леечное “свечение”

Одно из самых неверно понимаемых свойств леечной оптики – это “свечение”. Так называются туманные ореолы вокруг ярких бликов. Для инженеров-оптиков это далеко не предмет гордости, потому что ореолы – это ни что иное, как остаточные сферические аберрации, в прошлом неизбежные, особенно в светосильной и широкоугольной оптике. Наличие ореолов придаёт изображению особый характер, который, имея определённый опыт и понимание поведения объектива в разных условиях, можно использовать во благо. Отличие немецкой оптики от других “светящихся” объективов, как например Canon 50mm f/0.95, в том, что каким-то хитрым способом Лейка и Цейсс умудрились сделать так, что ореолы не влияют на микроконтраст в остальных частях изображения. Оптика других производителей, в ситуациях, вызывающих свечение, имеет очень низкий общий контраст при полном отсутствии микроконтраста, что часто делает изображение непригодным для дальнейшего использования.

Не все объективы Лейки “светятся”. Современная асферическая оптика настолько хорошо скорректирована, что никаких аберраций на картинке не наблюдается. Более старые объективы серий Summilux Summicron (кроме 50mm f/2) в той, или иной степени “светятся”. В сочетании с высокой пластичностью, свечение может давать результаты удивительной красоты, и именно это сочетание делает классические леечные объективы такими особенными.

Обычно свечение особенно заметно на открытой диафрагме и полностью исчезает при закрытии до f/4. Разумеется, и здесь не без исключений. Среди современных объективов тоже есть такие, которые “светятся” – это серия Summarit-M и зумы Vario-Elmarit-SL 24-90mm f/2.8~4, и Vario-Elmar-T 18-56mm f/4.5~5.6. Старые зумы для системы Leica-R тоже имеют похожие свойства (Рис. 5). Объективы, наиболее известные своей способностью красиво “светиться”, следующие:

Классический пример – это Summilux 35mm f/1.4 Pre-ASPH: крошечный объектив с удивительными характеристиками. Практически полное отсутствие нелинейных дисторсий, высокая резкость и широкий для своего времени динамический диапазон. Свечение видно особенно хорошо на f/1.4 to f/2, и полностью исчезает при диафрагмировании до f/2.8. При этом, общий контраст значительно увеличивается, а пластичность сохраняется. Это практически как два объектива в одном.

Рис. 8
Fig. 6 Leica M8, Summilux 1.4/35 Pre-ASPH, f/1.4, 1/125, ISO640

Ореолы заметны в двух участках изображения на Рис. 6: больше на изгибе кисти правой руки и меньше на плече. Свечение делает кожу более гладкой и вызывает эффект, похожий на то, что делает светофильтр Zeiss Softar I, но более нежно. Этот объектив был просто идеален для камеры Leica M8, потому что с кроп-фактором 1.33 он превращался в “нормальный” объектив с полем зрения и перспективой человеческого глаза. Очень тонкий анти-алиасный и анти-инфракрасный фильтр этой камеры не снижал его резкости.

Noctilux 50mm f/1 светится по-другому: в зоне фокуса ореолы более компактные”, но в слегка расфокусированных участках свечение становится похожим на Summilux 35mm f/1.4. Если свет выбран, или поставлен правильно, создается ощущение свечения кожи изнутри (Рис. 7).

Fig. 6 Leica M9, Leica Noctilux 1/50, f/1, 1/1000, ISO320
Рис. 7 Leica M9, Noctilux 1/50, f/1, 1/1000, ISO320

Summilux 75mm f/1.4 имеет необычную и очень красивую особенность: кроме ореолов, характерных для других светосильных объективов Лейки, он создаёт нежное свечение на зонах тональных переходов среднего контраста (Рис; 8). Этот эффект виден даже  при диафрагмировании объектива до f/5.6, когда ореолы исчезают.

Fig. 8, Leica M9, Leica Summilux 1.4/75, f/5.6
Рис. 8, Leica M9, Summilux 1.4/75, f/5.6

Summicron 90mm f/2 Pre-ASPH из всех объективов самый нежный, и “светится” только на полностью открытой диафрагме. Кроме свечения, у него красивое боке и высокий микроконтраст. Некоторые считают, что у этого объектива самый “леечный характер”. Может и не самый, но очень красиво.

Fig. 9 Leica M9, Summicron 2/90, f/2, 1/125, ISO160
Рис. 9 Leica M9, Summicron 2/90, f/2, 1/125, ISO160

Дизайн видоискателя

Несколько менее очевидный, но важный фактор характера леечной картинки не имеет отношения к оптике. Причина его существования – особый дизайн видоискателя. В отличии от зеркальных систем, изображение в видоискателе Лейки М всегда одинаково яркое, вне зависимости от светосилы используемой оптики. Оптический дальномер и яркая картинка позволяют быстро и безошибочно фокусироваться вручную, даже в сумерках. Кроме этого, у дальномерного видоискателя есть несколько особых свойств:

  1. Во-первых, он не показывает глубину резкости и перспективные искажения объектива. Это может показаться неудобным, но большинство фотографов, снимающих дальномерными камерами, не видят в этом помех для работы. Более того, они утверждают (и я их поддерживаю), что отсутствие оптических отвлекающих факторов заставляет сконцентрироваться на композиции и содержании снимка, а не ограничиваться визуальной привлекательностью. При этом, опытный фотограф понимает, какой визуальный эффект будет иметь определённое фокусное расстояние и значение диафрагмы.
  2. Видоискатель Лейки М имеет фиксированный угол зрения и полностью покрывает фокусное расстояние 28мм. Для более длинных объективов предусмотрены светящиеся рамки, ограничивающие поле зрения внутри видоискателя в соответствии с фокусным расстоянием. При этом, происходящее за пределами рамки всё равно видно, что даёт возможность предвидеть ситуацию в кадре. Это особенно важно в жанровой фотографии, где предвидение и скорость реакции – основные факторы успеха.
  3. В большинстве дальномерных камер оптическое увеличение (вернее, уменьшение) видоискателя 0.75x-1x. Это позволяет держать открытыми оба глаза и видеть, что происходит за пределами видоискателя. Поэтому, ничего удивительного нет в том, что так много жанровых фотографов переходят на дальномерные камеры, даже если они начинали с куда более популярных и часто менее дорогих зеркалок. Что интересно, даже портреты и пейзажи, снятые на дальномерную камеру, имеют узнаваемые черты мимолётности и спонтанности, присущие импрессионизму.
  4. Поскольку видоискатель не совмещён с затворным механизмом, кадр виден всегда, даже в момент срабатывания затвора. Это позволяет фотографу видеть, что происходит во время нажатия на кнопку. В зеркальном фотоаппарате в этот самый важный момент съёмки в видоискателе ничего не видно, в результате чего фотограф теряет контроль над происходящим именно когда он больше всего необходим. Вот почему фотографии, сделанные Лейкой М чаще не “счастливая случайность”, а результат способности фотографа нажать на кнопку в нужный момент.

Ручной фокус

Для кого-то это может прозвучать, как настоящая ересь, но ручная фокусировка на дальномерной камере работает быстрее автофокуса и, что намного важнее, надёжнее в условиях недостатка освещения. Фокусировка с помощью оптического дальномера очень проста – либо ты видишь двойное изображение, либо нет. То есть, не нужно вглядываться, чтобы понять, в фокусе ли объект, даже если ничего не видно, кроме пары бликов в глазах. Когда света мало, и автофокус не справляется, фокусировка по матовому стеклу зеркалки требует хотя бы один раз расфокусироваться, чтобы понять, где резкость. Это сравнительно просто, когда снимаешь светосильным объективом, но задача усложняется, когда снимаешь тёмным зумом.

Однако, такого приспособления, как “следящий ручной фокус” в природе не существует (кинематограф, где для этого используется специально обученный человек, стоящий рядом с оператором, как солдат, подающий ленту пулемётчику, не в счёт). Это ограничение, которое требует от фотографа особого подхода к фотографированию движущихся объектов. Вместо того, чтобы делать серию кадров в надежде выбрать из них несколько резких, а потом из них один удачный, вы должны оценить траекторию движения объекта, предсказать его поведение на этой траектории, сфокусироваться на точке, где объект окажется в момент, когда он делает что-то наиболее интересное, и нажать на кнопку, в момент, когда это произойдёт. Как бы ни было трудно в это поверить, но эта техника не так уж сложна в освоении и даёт более надёжные результаты, чем следящий автофокус, а фотографии, сделанные таким способом, выглядят менее “случайными”.

Эпилог

Согласно сказанному выше, можно со всей ответственностью утверждать, что фотографии, снятые определенными видами оптики, в частности, некоторыми объективами фирмы Leica, имеют характерные признаки, выгодно отличающие их от снимков, сделанных другой оптикой. Хотя единственного фактора, определяющего этот характер изображения, не существует, перед нами реальный феномен, являющийся результатом взаимодействия различных факторов, от физических свойств стекла до психологии визуального восприятия. Леечные картинки выглядят особенно, частично благодаря уникальным свойствам оптики, но так же потому что они были сфотографированы “по-другому”.  Характер леечного изображения – это синтез ярких цветов, нежных тональных переходов и истории, рассказанной визуальными средствами фотографии. Это делает фотографию эмоционально интересной, в добавок к способности казаться реальным, показывая действительность привлекательнее, чем она есть.

Современные компьютерные технологии делают вполне возможным имитировать характер леечной картинки, но во-первых, снимая лейкой, это получается “само”, а во-вторых, имитация требует серьёзных навыков владения программой Adobe Photoshop и, в первую очередь, знания того, как выглядит то, что пытаешься сымитировать.

Ираклий Шанидзе © 2017

2335total visits,12visits today